Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
21:03 

Забавно! :)

Говорят, плохо быть сумасшедшим... (с)
20.06.2010 в 15:18
Пишет Sindani:

И, о вебдизайне
Bold


читать дальше

Взято у Exey Panteleev (www.photosight.ru/users/296878/)

URL записи

@темы: Веселое, Творчество

09:16 

О манере общения :)

Говорят, плохо быть сумасшедшим... (с)
23.05.2010 в 08:45
Пишет Рэттиси:

Уставший чертить план-график Адъютант отодвигает в сторону бумагу и карандаши, несколько минут смотрит в окно, потом переводит взгляд на Полковника:
- Интересно, если байрулиннец кошек не любит и Мрайру богиней не признаёт... Куда его, на костёр?
- В Байрулинне поклонение Мрайре не вопрос веры, вопрос вменяемости, - Полковник постукивает костяшками согнутых пальцев по виску.
- Так, - Адъютант ошеломлён. - Поэтому они с нами тихо и ласково разговаривают?

URL записи

@темы: Веселое, Для памяти, Жизненное, Мысли вслух, Наблюдения, Настроение, Творчество

09:19 

***

Говорят, плохо быть сумасшедшим... (с)
В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка
Он был построен в какой-то там –надцатый век.
Рядом жила ослепительно-черная Кошка
Кошка, которую очень любил Человек.

Нет, не друзья. Кошка просто его замечала –.
Чуточку щурилась, будто смотрела на свет
Сердце стучало… Ах, как ее сердце мурчало!
Если, при встрече, он тихо шептал ей: «Привет»

Нет, не друзья. Кошка просто ему позволяла
Гладить себя. На колени садилась сама.
В парке однажды она с Человеком гуляла
Он вдруг упал. Ну а Кошка сошла вдруг с ума.

Выла соседка, сирена… Неслась неотложка.
Что же такое творилось у всех в голове?
Кошка молчала. Она не была его кошкой.
Просто так вышло, что… то был ее Человек.

Кошка ждала. Не спала, не пила и не ела.
Кротко ждала, когда в окнах появится свет.
Просто сидела. И даже слегка поседела.
Он ведь вернется, и тихо шепнет ей: «Привет»

В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка
Минус семь жизней. И минус еще один век.
Он улыбнулся: «Ты правда ждала меня, Кошка?»
«Кошки не ждут…Глупый, глупый ты мой Человек»

Автор Саша Бес.

@темы: Творчество, Стихи, Отношения

09:07 

Картинка понравилась :)

Говорят, плохо быть сумасшедшим... (с)
Запихал на рабочий стол :)

@темы: Животные, Творчество, Фото

09:40 

Супер!!!

Говорят, плохо быть сумасшедшим... (с)
сперто на однрм форуме.



Создание этого 7-ми минутного мультика заняло 8 лет. Делал его всего один человек, в свободное от работы время как хобби. Работа над проектом начиналась в Lightwave3D 5, а в качестве рабочей станции использовался Pentium 133. Рендеринг одного кадра длился от 3 до 9 часов, это в среднем 30.168 часов что составляет 1257 дней.
Награды:
Best Animation — 2006 Los Angeles International Short Film Festival (premiere)
Best Australian Film — 2008 Melbourne International Animation Festival

Мультфильм содержит:
10056 Кадров
426 Моделей
809 Текстур
322 Сцен
300 Динамических симуляции
192 Звуковых эффектов
450 MIDI треков

@темы: Творчество

16:31 

25 июля 1980 года...

Говорят, плохо быть сумасшедшим... (с)


Будь ты проклят, день вчерашний - 25 июля!
Может это все неправда, может, просто обманули?
У таланта век недолог, а у гения - подавно.
Он ведь жил совсем недавно, а теперь висит некролог.
Добрый бог, обманут только иль тебя уговорили?
Он обязан жить был долго. Что ж вы, черти натворили?!

Евгений Евтушенко о гибели Высоцкого.

@темы: Грустное, Для памяти, Музыка, Стихи, Творчество

08:12 

:-D

Говорят, плохо быть сумасшедшим... (с)
20.06.2009 в 19:48
Пишет Sindani:

Ыть!
20.06.2009 в 22:54
Пишет Тихе:

URL записи

URL записи

@темы: Веселое, Животные, Творчество

14:35 

Зацепило.

Говорят, плохо быть сумасшедшим... (с)
Пишет Lacorna:


Давно еще нашла на простораих инета, а сейчас вот откопала на своём дневнике
Советую прочитать, но а там уж как хотите


Старый Чёрт и молодой Ангел устало сидели на скамеечке заброшенной спортивной площадки и, поглядывая на клонившееся к закату солнце, расслаблялись после отработанной смены. Молодой Ангел оживлённо рассказывал о сегодняшней работе, периодически запрокидывая бутылку импортного пива; старый Чёрт спокойно слушал, не спеша прихлёбывая из пластикового стаканчика портвейн, купленный в ближайшей забегаловке.
– Представляешь? Чуть глотки друг другу не перегрызли!… Налупили оплеух… Она ему даже нос разбила! А после пошли домой и, не сговариваясь, сожгли все свои фотки. Девка – в ванной, пацан – в унитазе… А потом сочинили каждый по бездарнейшему стиху. Поэты, блин… Но потом порвали… – Ангел громко хлебнул пива и добавил с усмешкой, – На шестнадцать…
– Почему именно на шестнадцать? – удивился Чёрт.
– Песня такая есть… Они с неё балдеют… – нехотя пояснил Ангел, подумав, что старый Чёрт всё равно не знает этой песни и тем более не поймёт, почему лист бумаги чаще всего рвётся на шестнадцать частей.
Но, к его досаде, Чёрт тут же понимающе хмыкнул вполголоса:
– Ага… На четыре, и ещё раз на четыре… А что за песня?
Собственно, Чёрт не был таким уж старым. Ему было только сорок. Он считался опытным техником-искусителем, надёжным и добросовестным. Да и Ангел был не пацаном-практикантом, а двадцатичетырёхлетним специалистом, окончившим один из небесных ВУЗов и уже пару лет проработавшим в должности спасателя. Но разница в возрасте (шестнадцать лет) была весьма заметной.
– Ну, как спасать таких придурков? Слава Богу, стихом дело закончилось! Могли и вены порезать в свои шестнадцать… – сердито продолжил Ангел.
– Закончилось ли… – с сомнением протянул Чёрт, пытливо взглянув на Ангела.
– Закончилось!– отрезал тот, допивая пиво, – Смена у меня закончилась! Не ночь же до утра их пасти…
Чёрт также допил свой портвейн, аккуратно поставил стаканчик на скамеечку и почти безразлично поинтересовался:
– А помирить не пробовал?
– Помирить? – хохотнул Ангел, – После такого? Да они убить готовы! Кроме того, абсолютно друг другу не подходят!... Да и надо ли? Какая может быть серьёзная любовь в шестнадцать лет! И вообще – дебилы!… Наркоманы потенциальные…
Ангел встал и, швырнув в траву бутылку, подытожил:
– Нет! Что разорвано – не склеишь! Как и их дурацкие стихи.
Чёрт тоже встал, разминая костлявые ноги в потёртых джинсах, и вдруг спросил:
– А стихи где?
– Я ж говорю, порвали! – раздражённо откликнулся Ангел, – То ли выкинули, то ли в карман сунули…
Чёрт удовлетворённо кивнул и, сосредоточившись на несколько секунд, материализовал над протянутыми вперёд ладонями ворох бумажных обрывков.
Ангел завистливо глянул на Чёрта. Он ещё не умел делать такого. А чёрт присел на корточки и начал терпеливо раскладывать на песке разорванные клочки по порядку.
«В маразм впадает старикан…» – презрительно подумал Ангел.
– И вправду – на шестнадцать, – умилился тот, разложив, наконец, все куски так, как они были в целых листах, и прочёл стих на бумаге в клеточку, написанный парнем. ...продолжение в комменте...
Не надо финтить, / не стоит вертеть!
Всё – лживо как / будто пазлы!
Мы не желаем / советы терпеть
ханжей из / правильной касты!

Давай же сшивать / мы не станем / прочной
ниткой / и суетиться.
Иголку втыкать / бесполезно./ Тихой
молитвой / пора молиться.

Сцепленье / порвалось. Спеши составлять
некролог. / Ускользающий смысл
пропадает и гибнет. / Воссоединять
уж поздно. / Теряется мысль.

Мы щекою щеку / устало скривим,
скрывая улыбку / предсмертного бреда.
Черепок к черепку, / в ледяной крови,
И обрывок к обрывку. / Узри победу…

Струится по ней / серпантин рваных лент,
мелькание / модных когда-то рубашек.
Я в очередь стал / и обломками лет
закидал и добил / расставание наше.

«Так он писал, темно и вяло…» – процитировал Чёрт.
– Чего? – не понял Ангел.
– Классику читать надо, – добродушно упрекнул тот и принялся за стих девушки, написанный на листке в линейку.

Если счастье разбилось / на сотни кусков,
зря осколки его / собирали
и, надеясь на милость / жестоких Богов,
от всезнающей / жизни спасали.

Если счастье разлезлось / за давностью лет,
мы его лоскуты / распустили.
Невзирая на ревность, / сияющий свет,
заглушая боль, / всё ж погасили.

Если счастье / так зыбко, что не одолеть
полуслов, / полуправд злую стаю,
наплевав на усталость, / мы будем болеть,
чувство с чувством и с мыслью / стравляя.

Черепки битых ваз / не приклеятся сразу.
Тряпки / нам не добавят воли.
Мы обрывками фраз, / приближаясь к экстазу,
усложним / гармонию боли.

В такт дыша, подопрём / мы судьбу рычагом,
аккуратно / придавим прессом,
не спеша соберём / всё в огромнейший ком
шов ко шву… / И раздавим весом!

– Да… Гениальности и здесь не наблюдается…. – задумчиво протянул Чёрт и замолчал, внимательно водя глазами по тридцати двум бумажным лоскуткам.
Ангелу надоело смотреть на это, и он уже, было, собрался уходить, но Чёрт вдруг еле слышно произнёс:
– Не склеишь, говоришь…
Он медленно протянул руку и стал неторопливо складывать из двух стихов один, используя левые и правые части от разных листов, надолго задумываясь перед каждым перекладыванием, щурясь и хмыкая, напоминая этим то ли раскладывание пасьянса, то ли анализ шахматной партии. Ангел недоуменно смотрел на эти непонятные манипуляции.
– Ну вот…Не Бог весть что… Но… Всё, что можно было сделать, – Чёрт, наклонив голову, оценивающе посмотрел на результат своего труда – шестнадцать обрывков из двух разных тетрадок, составивших вместе один корявый, неровный и разноцветный как лоскутное одеяло, лист. Оставшиеся неиспользованными кусочки он растёр между ладонями, и те мелкой золой осыпались на песок, а сложенные вместе – при этом на мгновенье вспыхнули голубоватым свечением.
Ангел нехотя присел рядом с Чёртом и начал недоверчиво читать получившиеся из разных половинок составные строчки.

Если счастье разбилось –
Не стоит вертеть
Зря осколки его, будто пазлы
И, надеясь на милость,
Советы терпеть
От всезнающей правильной касты.

Если счастье разлезлось –
Давай же сшивать
Мы его лоскуты прочной ниткой,
Не взирая на ревность,
Иголку втыкать,
Заглушая боль тихой молитвой.

Если счастье порвалось –
Спеши, составлять
Полуслов ускользающий смысл,
Наплевав на усталость,
Воссоединять
Чувство – с чувством, и с мыслью – мысль.

Черепки битых ваз,
Серпантин рваных лент,
Тряпки модных когда-то рубашек…
Мы обрывками фраз,
И обломками лет
Усложним расставание наше.

В такт дыша – подопрём
Мы щекою щеку,
Аккуратно, скрывая улыбку,
Не спеша соберём:
Черепок – к черепку,
Шов – ко шву и обрывок – к обрывку.

Дочитав до конца, Ангел, разинув рот, обалдело взглянул на Чёрта, который, слегка улыбаясь, поглядывал на стихи и, похоже, думал уже о чём-то другом.
– Ну ты даёшь…
Разве – я? Я не добавил ни буквы. Всё сказали они сами… Я только исправил грамматические ошибки и расставил знаки препинания… С этим у молодёжи сейчас того… не очень… А ты говоришь, не склеить…
– А что теперь делать? – растерянно спросил Ангел.
– Ну… – Лицо Чёрта приняло нарочито вдохновенное выражение, – Завтра при встрече они снова поругаются… Обнаружив свои порванные стихи в карманах джинсов, швырнут друг другу в лицо… Клочки бумаги медленно закружатся в воздухе и лягут на землю так, как лежат сейчас… Они присядут рядом… прочтут… Охренеют… Поглядят друг другу в глаза… А больше ничего делать и не надо.
– А они завтра… встретятся? – робко поинтересовался Ангел.
– Ну, брат, уж эту мелочь ты обеспечь! – усмехнулся Чёрт, – Кто из нас ангел?… А то меня ещё, чего доброго, штрафанут за нарушение Континуума.
– А если опять морды расцарапают?… – задумался Ангел.
– Запросто! – весело отозвался Чёрт, – Положено им морды царапать… и глупости делать… А тебе – положено всё это разруливать.
Ангел с лёгким раздражением посмотрел на Чёрта.
– Тебе бы ангелом быть… – завистливо проговорил он и вдруг встрепенулся – А что? Может, махнёмся? А то, надоело сопляков прибабахнутых спасать! А тебе – в самый раз. А?
Чёрт грустно усмехнулся и покачал головой.
– Нет, брат… Ничего не получится…
– Почему? – возразил Ангел, – Моих коллег так уже переводили. Наш кадровик любит из вашего ведомства работников брать. А ваши, я слышал, тоже не возражают. Лишь бы замена была.
– Да не в этом дело… – отмахнулся Чёрт.
– А в чём? – допытывался Ангел, как видно всерьёз загоревшись этой идеей.
Чёрт замолчал и начал чертить прутиком узоры на песке.
– Так в чём же? – не отставал Ангел.
– В отличие от тебя, мой юный друг, – с застывшей улыбкой, но очень серьёзно, тихо и медленно произнёс Чёрт, – я не предам своё Зло…
«Дурак ты…» – мелькнуло в голове у Ангела.
«Дурак я…» – снисходительно согласился в мыслях Чёрт.

(Андрей Якобчуков /"Конструктор").


URL записи

@темы: Творчество, Для памяти

22:29 

Вспомнить автора...

Говорят, плохо быть сумасшедшим... (с)
Давным давно читал... запало в душу... "Серебрянный век" русской поэзии - вспомнить бы автора... (за точность воспроизведения не ручаюсь...)

Всегда платить за всё, за всё платить сполна...
И в этот раз я заплачу, конечно
За то, что шелестит для нас сейчас волна...
и берег далеко ... и путь сияет млечный...

О борт облокотясь Вот так плечом к плечу
Неведомо куда плыть в море ночью южной
А долг я заплачу... я ведь всегда плачу...
Не споря ни о чём.. любой ценой...не споря...


Настанет день... не сразу, не сейчас...
Не завтра, не на будущей неделе...
но он, увы, настанет, этот час...
И ты вдруг сядешь ночью на постели,
И правду всю увидишь без прикрас...
И жизнь... какой она на самом деле...

@темы: Для памяти, Жизненное, Стихи, Творчество

20:15 

Фотокросс 2

Говорят, плохо быть сумасшедшим... (с)
Ну всё, фотки сдал.. теперь возврата нет...
В процессе оформления выяснилась одна деталь: индивидуальных названий у фоток нет - только тема... Это сильно усложняет задачу, осталяя только один, графический, способ передачи мысли... Зашибись, в общем...
Теперь можно до пятницы тихо медитировать на тему "главное - не победа, главное - участие!" :)

@музыка: Ю. Визбор

@настроение: усталое

@темы: Для памяти, Творчество, Фото, Я

Усмешка Крокодила

главная